Страница 137 — ГДЗ по Литературе для 6 класса Учебник Коровина, Полухина, Журавлев, Коровин. Часть 2

Авторы: Коровина В.Я., Полухина В.П., Журавлев В.П., Коровин В.И.

Издательство: Просвещение

Тип: Учебник

Размышляем о прочитанном

1. Почему рассказ называется «Критики»?

Рассказ назван “Критики” потому, что повествует о дедушке и внуке, которые очень увлекались фильмами, обсуждали сюжеты, были “критиками” кино.

3. В чём взгляды на кино деда и Петьки совпадали? Случались ли разногласия в их оценке фильма или киногероя? В чём? Почему?

Дед и Петька очень любили смотреть фильмы в клубе, а потом обсуждать их:

“Больше всего на свете они любили кино. Половина дедовой пенсии уходила на билеты.”

“Посмотрели они с Петькой картину — комедию, вышли из клуба и дружно разложили её по косточкам.”

“Дед и Петька «не переваривали» телевизор.”

Между “кинокритиками” часто случались разногласия в их оценке фильма или киногероя. Они по-разному смотрели на кино. Мальчик получал от просмотра удовольствие, а дед постоянно сравнивал фильмы с реальностью и искал там “неправдоподобные” вещи. Особенно в фильмах про деревню:

“Особенно в отношении деревенских фильмов дед был категоричен до жестокости.

— Хреновина, — заявлял он. — Так не бывает.”

Дед прекрасно знал деревенскую жизнь и не мог понять, как можно фальшивить на экране.

4. Как вы думаете, почему «со взрослыми дед редко спорил об искусстве…»?

У деда и взрослых были разные взгляды на кино, к тому же с ним никто не хотел обсуждать фильмы, кроме внука Петьки.

5. Почему деда так обозлило то обстоятельство, что городские гости улыбались, когда разговаривали с ним?

Дед решил, что городские гости над ним смеются, считают его “выжившим из ума”.

“Все опять стали смотреть картину, про деда забыли. Он стоял сзади как оплёванный. Постоял ещё немного и пошёл к Петьке.

— Смеются, — сказал он Петьке.

— Кто?

— Вон…—Дед кивнул в сторону горницы. — Ничего, говорят, ты не понимаешь, старый хрен. А они понимают!”

“— Усмехаются сидят. Они шибко много понимают! — Дед постепенно «заводился», как выражался Петька.”

6. Перечитайте текст протокола, составленного милиционером Ермолаем Кибяковым. Почему этот текст вызывает улыбку, какими языковыми средствами создаётся комическая ситуация?

Милиционер Ермолаев пытается составить официальный протокол — деловую бумагу, но при этом описывает бытовую ситуацию, используя выражения разговорной речи (вранье, дескать, стал совать свои руки, вышиб всё и пр.). Зачем-то указывает размер сапога. Получается смешная, совершенно несуразная бумага.

“Но он продолжал возбуждённое состояние. Опять сказал, что таких плотников не бывает, враньё, дескать. «Руки, говорит, у плотников совсем не такие». И стал совать свои руки. Его ещё раз попросили оправиться. Тогда Тимофей снял с ноги правый сапог (размер 43—45, яловый) и произвел удар по телевизору. Само собой, вышиб всё на свете, то есть там, где обычно бывает видно.”

7. Почему рассказ заканчивается словами, что Петька «долго еще плакал, уткнувшись лицом в подушку»?

Петьки было жалко деда. Он был обижен на отца и тетку, которая вызвала милицию. Он очень любил деда, потому что именно дед был ему настоящим другом. Он не мог простить такого предательства родных.

Творческое задание

Подготовьте устный пересказ «Критиков» от лица Петьки. Постарайтесь при пересказе передать характер взаимоотношений внука и деда, оценку Петькой конфликтной ситуации между дедом и городскими гостями, причину его горьких рыданий в финале рассказа.

Деду было семьдесят три, он был сухой и нервный, а еще страдал глухотой. Мы с ним больше всего на свете любили кино. На это уходила половина дедовой пенсии.

Садились в клубе мы всегда в первый ряд: дешевле, и потом там дед лучше слышал. Но всё равно половину слов он не разбирал, и иногда случалось, что дед вдруг ни с того ни с сего начинал хохотать. А в зале никто не смеялся. Тогда я толкал его в бок и сердито шипел: “Ты чего? Как дурак…” Иногда дед плакал, когда кого-нибудь убивали невинного. Вообще он любил высказаться по поводу того, что видел на экране. Если дрались, дед, вцепившись руками в стул, напряженно и внимательно следил за дракой. В молодости, говорят, он охотник был подраться. И умел. Он нутром фальшь чуял. Особенно в отношении деревенских фильмов дед был категоричен до жестокости. Если почует что что-то не так, то сразу заявляет: “Хреновина. Так не бывает”.

Со взрослыми дед редко спорил, т.к начинал сразу нервничать, обзывался.

Один раз только крепко схлестнулся он со взрослыми, и этот-то единственный раз и навлек на свою голову беду. Дело было так.

Посмотрели мы как-то с ним комедию, вышли из клуба и дружно разложили её по косточкам.

— И ведь что обидно: сами ржут, черти , а тут сидишь — хоть бы хны, даже усмешки нету! — горько возмущался дед. — У тебя была усмешка?

— Нет, — признался я. — Один раз только, когда они с машиной перевернулись.

— Ну вот! А ведь мы же деньги заплатили — два рубля по-старому!

Пришли мы домой злые. А дома в это время все смотрели по телевизору какую-то деревенскую картину. К нам в гости из города приехала тётя, сестра матери, с мужем. Вот, значит, сидят все, смотрят. Я сразу ушёл в прихожую учить уроки, а дед остановился в комнате с гостями. Видимо, он стал опять возмущаться, что так не бывает…

Когда дед пришел ко мне, тол был злой. Он сказал, что над ним смеются.

— Ничего, говорят, ты не понимаешь, старый хрен. А они понимают! — возмущался он.

— Не обращай внимания, — посоветовал я.

Дед присел к столу, помолчал. Потом опять заговорил и стал «заводиться». Затем дед встал, покопался у себя в сундуке, взял деньги и ушёл. Пришёл через час пьяный. Я очень удивился, т.к. дед редко пил.

— Смотрют? — спросил дед.

— Смотрют. Не ходи к ним. Давай я тебя раздену. Зачем напился-то?

Дед грузно опустился на лавку.

— Они понимают, а мы с тобой не понимаем! — громко заговорил он. — Ты, говорят, дурак, дедушка! Ты ничего в жизни не понимаешь. А они понимают! Денег много?! — Дед стал кричать. — Если и много, то не подымай нос! А я честно всю жизнь горбатился!.. И я же теперь сиди, помалкивай. А ты сроду топора в руках не держал! — Дед разговаривал с дверью, за которой смотрели телевизор.

Я пытался успокоить деда и разуть его. Снял с него один сапог, и тут дед опять чего-то вскинул голову, схватил сапог и пошел в горницу. Я не сумел удержать его и побежал за ним. Дед вошел в горницу и запустил сапогом в телевизор, при этом крикнув: “Вот вам!.. И плотникам вашим!” Экран — вдребезги. Все повскакали с мест. Тётя взвизгнула. На деда накинулся отец. С грохотом полетели стулья. Отец заломил деду руки назад и стал связывать полотенцем. Я сильно перепугался.

Дед лежал на полу вниз лицом, тёрся бородой о крашеную половицу и продолжал кричать. Тут вошли тётя и милиционер — Ермолай Кибяков. Милиционер снял фуражку, повесил её на гвоздик, достал лист бумаги и присел к столу. Отец стал рассказывать, как всё было. Ермолай стал писать какую-то несуразную бумагу… Потом он встал, сложил бумагу и сказал:

— Пошли, дядя Тимофей!

Я понял, что деда увозят в каталажку. Тогда я заплакал и кинулся защищать его. Я просил отца не отдавать деда, но он оттолкнул меня, а милиционер засмеялся.

Я продолжал плакать, и мама стала меня уговаривать. Она говорила, что ничего страшного, что дед переночует в тюрьме. Мне от этого стало еще хуже. Тут ко мне подошла тетя и тоже стала уговаривать. Я вспомнил, что это она привела милиционера, и оттолкнул её от себя.

Я очень злился на всех. Как они могли так поступить с дедом? Я залез на печку и там долго ещё плакал, уткнувшись лицом в подушку.

ЧАСТЬ 1
Выберите страницу
ЧАСТЬ 2
Выберите страницу
Оцените статью
gdz.red

Adblock
detector